Истории диет: счастливы вместе - Agent Shop

Истории диет: счастливы вместе

Светлана: Моя проблема в том, что я все время ем. Жую и жую, и остановить себя не могу. Пока до тошноты не наемся — не успокоюсь. Так было и 10 лет назад, и пять, и сейчас, когда кормлю ребенка грудью. Недавно у сына брали анализы и мне категорически запретили перед их сдачей есть жирное и сладкое, потому что они сказываются на составе крови. Так я, наоборот, накинулась на шоколад и доелась до того, что кровь у Миши взяли, а определить, что требовалось, не смогли — не увидели из-за жира, который попал в нее из грудного молока.

Разговор с психологом

Дмитрий: Зачем вы жуете, как думаете?

Светлана: Тому несколько причин… Во-первых, мама в детстве откармливала булочками. Нет, «откармливала» — слово нехорошее, неправильно выразилась. Как бы объяснить… Она получала удовольствие, когда видела, как я ем, ей самой вкусно становилось.

Дмитрий: Давайте считать и называть причинами то, на что мы можем повлиять сейчас. Вернуть время назад и убедить маму вас не откармливать никто сейчас не в силах.

Светлана: Согласна. На что могу повлиять? На что… Ничего в голову не приходит. На скуку бы повлиять, мне так скучно стало в последнее время, но это к похудению никак не относится.

Дмитрий: Не скажите. Когда человеку скучно, у него нет мотива к чему- то приступать, что-то менять. Например, как в вашем случае, начинать правильно питаться. Видите ли, все наши действия целесообразны. Когда мы что-то делаем, то знаем, зачем это делаем. А если тебе скучно, если не знаешь, зачем и для чего живешь, то зачем и для чего правильно питаться?

Светлана: Чтобы лучше выглядеть и быть здоровой — все знают. Дмитрий: Но если два этих довода — абсолютно очевидных и важных — до сих пор вас не «завели», значит, конкретно для вас они выдуманные — точнее, надуманные, то есть не ваши.

Светлана: Но они же сработали полтора года назад, когда мы с будущим мужем только начинали встречаться! Я тогда от влюбленности будто летала, было так интересно жить! Забыла думать про еду и сильно похудела. А сейчас нечему меня увлечь, даже здоровье ребенка, как выяснилось, не стимул…

Дмитрий: Но подождите, вдруг появится еще один мужчина в вашей жизни и вы в него влюбитесь, и вам снова станет интересно жить. А потом он подерется с вашим мужем и будет еще интереснее. А потом, подхватив ребенка, вы убегаете в ночь — дух захватывает, как интересно. И так далее, и тому подобное… У вас, знаете ли, идеи в духе ранней Наташи Ростовой: кони, свечи, все кружатся в вальсе, а потом бегут — все быстрее, быстрее. Вы так никогда не вырастете, никогда не повзрослеете… Надо взрослеть.

Светлана: Просто я в свое время недополучила романтики этой. Юность скучная была, вспомнить нечего. Мало с кем встречалась, мало где бывала, ограничивала себя всячески, чтобы не подвергаться никаким опасностям и маму не тревожить. Дмитрий: А сейчас у вас маленький ребенок и вы говорите себе: мне должно быть интересно, во всех книжках пишут, что переживаю самое замечательное время в жизни каждой женщины, но я этого не вижу и не чувствую, у меня все не так… Светлана:Как оказалось, да. Дмитрий: Вы получили от жизни не совсем то, что хотели.

Светлана: Да.

Дмитрий: Ждете, когда появится кто-то и сделает ее интересной? Светлана молчит.

Дмитрий: Когда человек не активен, когда у него нет собственных инициатив, он становится игрушкой чужой активности, орудием в руках другого человека. (Долгая пауза.) Вы говорите: мне скучно, и все в жизни не так. Значит, вы живете не по своим правилам.

Светлана: Да, не по своим. Дмитрий: По правилам мужа? Светлана: Нет, скорее, не его. Дмитрий: По чьим тогда? Есть кто- то третий?

Светлана: Есть. Мама. Мы с ней живем. Я одна никогда не оставалась, ни разу в жизни. Однажды в 10-м классе родители самой лучшей подруги уезжали на праздники и предложили, чтобы я пожила у них. Так мама, наоборот, уговорила, чтобы они Люду к нам переселили. Все в общем прошло хорошо, и Люде у нас понравилось, но так обидно было, она до сих пор вспоминает: «А помнишь, как твоя мама…» Вы только не подумайте, моя мама не какой-то там диктатор. Она очень добрый и хороший человек. Я всю жизнь под ее крылом. И сейчас тоже…

Дмитрий: Муж маме не нравится? Светлана (после паузы): Да. Но она себя сдерживает. Я ее понимаю, потому что некоторые, как бы это сказать, аспекты его поведения действительно
могут… удивлять. И меня они тоже… удивляют. Но ему тоже есть за что не любить маму. И я его тоже понимаю. Дмитрий: Смотрю, вы не очень расположены беседовать об этом. Вам бы все о романтике, о неземных отношениях. Видеть и решать взрослые проблемы: как растить сына, как строить отношения с мужем, как отрываться от мамы — совсем не хочется. Вы ведете себя по-детски, понимаете это? Такое ощущение, будто на руках у вашей мамы не один ребенок, а двое. Или трое?

Светлана (вспыхнув): Да, именно так, трое.

Дмитрий: И это скучно и как-то неинтересно.

Светлана: Это просто некрасиво. Дмитрий: Даже так?

Светлана: Да. И всем уже надоело. И маме, и мужу, и мне.

Пауза.

Дмитрий: Чем привлекательна для вас взрослая жизнь?

Светлана: Может, самостоятельностыо? Но она меня страшит. Я многого в жизни не знаю и не умею делать От элементарных бытовых вещей — куда-то сходить, что-то узнать, справку получить — впадаю в ступор Однажды без мамы пошла с Мишей Е поликлинику, вышла из кабинета г поняла, что не помню ни слова иг того, что участковая сказала. Мамг вела меня по жизни за руку и сейчас ведет. Она всегда сама всем занималась и все устраивала. Я была за нег как за мужниной стеной… ой, оговорилась, как за каменной. Муж мой ь жизни тоже неприспособленный Даже на работу его мама устраивала Не то чтобы совсем уж устраивала, нс позвонила, узнала, что есть место… Дмитрий: При каком условии вь начали бы заботиться о себе сами? Светлана (после долгой паузы) Если бы знала, что мне никто не помо жет. Если бы оказалась в чужом горо де. Прежде долгое время хотела пере ехать в Питер. Была такая мечта с новой сильной жизни, как у чеховски] сестер. Они все: «В Москву! В Москву!» А я: «В Питер! В Питер!» Сейчас выбросила эту идею из головы, потому что муж, ребенок…

Дмитрий: Чем еще, кроме самостоятельности, привлекательна взрослая жизнь?

Светлана: Если честно, скучная она, а не привлекательная. И я всегда знала, что она скучная. Вечные ограничения, вечное принуждение: надо, надо, надо. А я человек спонтанный, так не умею и >не люблю, поэтому не могу никак настроиться жить по-взрослому. Хотя оставлять все , по-прежнему уже невозможно. Мне уже 26 лет, и совесть мучает.

Дмитрий: Почему совесть мучает?

Светлана: Потому что привела в дом еще одну гирю на мамину шею. Муж — человек хороший, но толком позаботиться ни о ребенке, ни обо мне не может.

Дмитрий: Вы ругаетесь с ним? Светлана: Он бесконфликтный. Больше молчит.

Дмитрий: Думаю, вас привлекают мужчины самостоятельные, самодостаточные, способные принимать на себя ответственность.

Светлана: Ну…

Дмитрий: И мужчин привлекают самодостаточные женщины. Такие, которые не рассматривают его как источник «чего-то»: у них и так все есть. Такие, которым он нужен как мужчина. Для вас привлекательно быть такой женщиной?

Светлана, опустив голову, молчит. Дмитрий: Чем для вас может быть выгодно взросление?

Светлана: Может, свободой? Не надо будет постоянно на всех оглядываться, учитывать чужое мнение и делать то, что хочется другим, а не тебе. У нас дома все хорошо, плавнень- ко, аккуратненько, только… Только я никогда не поступаю по-своему. Дмитрий: Это привлекательно для вас?

Светлана: Да, очень. Но когда нет твердой почвы под ногами, нет ощущения стабильности, когда знаешь, что собственного ребенка себе одной не доверила бы, на себя не можешь опереться. А если так, то и поступать по-своему не можешь. Единственное, что я сделала сама, так это мужа нашла.

Дмитрий: Который маме не нравится…

Светлана молчит.

Дмитрий: Надо быстрее взрослеть. Светлана: Мне всегда казалось, что если повзрослею, то стану непривлекательной. Человек, о котором говорят, что он как ребенок, всегда милый, обаятельный…

Дмитрий: Ребенок может быть только ребенком, а взрослый способен стать любым — каким ему надо, таким и будет. И милым, и обаятельным. Светлана: Повзрослев, я потеряю легкость характера, за которую меня любят.

Дмитрий: Представьте женщину, организованную как ребенок, в руках мужчины. Не маньяка, который по паркам рыщет: на тебе, девочка, конфетку, и съем девочку — а просто деспота по жизни. Нравится? Светлана: Нет.

Дмитрий: Ужасно, правда? А она ничего сделать не может. Только годам к 35-40 одумается, поймет, что в жизни все могло быть иначе. Светлана напряженно молчит. Дмитрий: У взрослого положения есть много преимуществ. Вы на равных с другим человеком…

Светлана отводит взгляд.

Дмитрий: Как вы считаете, вашей маме что больше понравится — чтобы вы стали взрослой или оставались ребенком?

Светлана: Конечно, первое. Дмитрий: Она помогает вам взрослеть?

Светлана: Да. Ей самой уже страшно. Говорит: случись что со мной, пропадете.

Дмитрий: Она что-то делает для того, чтобы вы повзрослели, или только говорит об этом? Вы видите разницу между тем, что говорят и что делают? Ведь для мамы ваша беспомощность — повод оставаться с вами, вернее, оставлять вас с собой. Светлана: Но она же нас любит — меня и Мишу.

Дмитрий: В той гамме чувств, которые мама испытывает, есть и любовь, и все такое прочее, а среди прочего — страх остаться одной. И чтобы этого не случилось, надо изо всех сил показывать, что вы без нее пропадете. Ну куда ты без меня? Вот, посмотри, опять не справилась — молочко не подогрела, памперс вовремя не сменила, бутылочку толком помыть и то не сумела. И что-то еще, и так каждый день, и ты чувствуешь себя никчемным недоумком.

Светлана: Она же неосознанно… Дмитрий: Да, неосознанно, «на автомате»… Светлана, сейчас вы вернетесь домой и начнете видеть то, что прежде было скрыто. Но пока ничего менять не надо. Хорошо? Ничего предпринимать не следует. Нельзя прийти и сказать: «А-а-а, мама! Я теперь все понимаю! Знаю, как ты хочешь нас надуть, чтобы мы не ушли и не оставили тебя одну!» Не надо пока ничего менять — это главный совет. Поведение взрослого тем и отличается от поведения ребенка, что там, где второй спонтанно вмешается, первый будет наблюдать и размышлять.

Ваше похудение связано с проблемой взросления, что очевидно и для вас самой. И этим вы выгодно отличаетесь от тех пациентов, которые отказываются признавать в себе «ребенка». В их глазах читается: да ладно тебе, доктор, выдумывать, брось! Вы сами активно заявляете о проблеме, а раз так, раз она уже осознана, значит, должна довольно быстро решиться. Просто надо продолжить психологическую работу над собой, которую мы начали сегодня. Весной в нас просыпается естественное желание найти свою Внутреннюю Женщину и стать самой собой, убеждена психолог Центра «Разумный путь» Юлия СВИЯШ. Но как это сделать?

Однако это не тот взгляд, которым мы изучаем и оцениваем друг друга. Конечно, я отмечаю возраст, одежду, стиль, ухоженность и другие черты их облика, но едва ли это для меня так важно. За внешностью я пытаюсь увидеть нечто большее.

В каждой из них я ищу Ту Самую, которая живет в нас со дня рождения. Она настолько глубока и безгранична, что едва ли нам хватит одной жизни, чтобы ее постичь. И поскольку я женский психолог, то знаю, как представительницы прекрасного пола тоскуют по Ней. Достаточно просто заглянуть им в глаза…

Поделиться:
Нет комментариев

Добавить комментарий